Статья о лётчике морской авиации Г.А. Рузакове



Статья "Портрет ветерана" о лётчике морской авиации Г.А. Рузакове из газеты "Долгие пруды" от 23 апреля 2010 г.
Морская авиация. Летчики ВОВ: Г.А. Рузаков.

      Имя летчика военно-морской   авиации Григория Рузакова навечно   вписано в славную историю   советской военной авиации.
      Июль 1941 года. Гитлер   самодовольно заявил на весь мир,   что война с Советами практически   выиграна. Русские отступают,   теперь у них нет даже своей   военной авиации - воздушный путь   на Москву свободен. Но совсем   скоро фюрер убедится в   поспешности этих выводов.
      Советское военное командова-   ние принимает решение провести   дерзкую показательную операцию.   В ночь с 8 на 9 августа самолеты   1-го Минно-торпедного авиацион-  ного полка под командованием полковника Преображенского, в   котором служил старший лейтенант Рузаков, поднялись в воздух с острова Сааремаа и взяли курс на столицу фашисткой Германии - город Берлин. Первыми летели два бомбардировщика-разведчика, одним из которых управлял Григорий Рузаков. Их задача - сообщить о погоде в заданном районе остальным экипажам и проверить боевую обстановку. Лететь пришлось по прямой над Балтийским морем, ночью, вслепую, а затем над территорией Германии на большой высоте, чтобы не попасть под огонь немецких зениток.
    Праздный, освещенный яркими огнями Берлин августа 41-го года. Уж кого-кого, а русских там не ждали.
    В тот же день все немецкие радиостанции сообщили: "В ночь с 8 на 9 августа крупные силы английской авиации в количестве до 150 самолетов попытались бомбить Берлин". Увидев утром после налёта русские листовки на улицах Берлина, немцы отказывались верить своим глазам. И только получив отрицательный ответ правительств Англии и Америки, поняли, наконец, кто же нарушил их мирный сон.
    После нескольких "берлинских операций" полк Преображенского перевели под Мурманск. Старший лейтенант военно-морской авиации Рузаков продолжал выполнять боевые задачи на Северном флоте: эвакуировал наших солдат с военных баз, вывозил жителей блокадного Ленинграда, сопровождал морские караваны кораблей союзников. Именно тогда летчик получил первое серьезное ранение, но вопреки поставленному диагнозу в начале 42-го года опять занял место в боевом строю.
    С  22 июня 1941 года, с момента, когда его самолёт поднялся в небо по тревоге и взял курс на Таллин, лейтенант Рузаков ничего не знал о своей супруге Ирине. Они и попрощаться то толком не успели. А ведь Ирина ждала ребенка. Лишь в 43-м году он наконец получил долгожданную весточку от любимой. Оставаясь в расположении военного гарнизона, Ирина вместе с другими женами военнослужащих набивала патронами сумки и копала окопы, а позднее с военным эшелоном добралась до Москвы и в Икшу, к маме. Узнал лейтенант Рузаков и о том. что у него родилась дочка. Он даже сумел на один день прилететь в Москву и навестить семью, которая тогда жила в поселке недалеко от станции Трудовая. Навестил и уехал еще на долгие два года. Опытного военного летчика ждало трудное правительственное задание. В начале 1944 года со всех флотов советское военное командование начинает отбирать лучших летчиков: штурманов, радистов, пилотов. 20 сформированных экипажей должны были перегонять американские боевые самолеты из Америки в Советский Союз по так называемому ленд-лизу - договору поставок. В июле 44-го советские летчики пароходом прибыли в Нью-Йорк, оттуда в город Элизабет-Сити штата Южная Каролина, где базировались американские крылатые машины.
    Самолёты в Союз переправлялись по трём маршрутам. "Северный" - курсом через Исландию на Мурманск. "Дальневосточным" - на Магадан. И "Южным", самым дальним и опасным с 10 посадками, между которыми 18 часов лёту. Этим маршрутом самолёты пролетали через Бразилию, Непал, Африку, Италию, Турцию. Именно на этом маршруте экипаж Григория Рузакова попал в зону Бермудского треугольника. Сегодня Григорий Александрович вспоминает, как неожиданно самолёт потерял управление, машину кидало из стороны в сторону, а стрелки приборов крутились, как бешеные. Но смелость военных летчиков и уверенность в своих силах помогла одержать победу даже над таинственными силами природы.
    Сегодня Григорий Александрович живёт с дочерью Раисой Григорьевной. Для Раисы Григорьевны нет дороже и ближе человека, чем отец. "Для меня папа - пример настоящего мужчины, смелого, сильного, заботливого. Покойная мама всегда говорила, что благодяря отцу прожила счастливую, полную любви и заботы жизнь". Раиса Григорьевна показывает мне первый подарок отца - потрёпанную временем любимую куклу Зойку и смеётся: "Мы с ней почти ровесницы!".
    Спустя столько лет дочь хранит память о первой встрече с отцом после войны: "Помню, что день был солнечный. Я играла во дворе. И вдруг вижу - идёт по дороге мужчина в такой красивой военной форме, высокий-высокий, а в руках несет большую, почти с меня ростом, куклу. Вот эту самую Зойку. В моих глазах он и теперь такой красивый, подтянутый, уверенный в себе".
    В последнее время здоровье подводит отважного летчика, но по словам дочери, старый солдат крепок духом, не привык пасовать перед трудностями и болезными. Подтверждение тому - девять боевых орденов. В них он и на своем парадном портрете кисти Сергея Чаплыгина.     (Алена ЛАНСКАЯ)

Летчики ВОВ. На выставке картин художника С. Чаплыгина у портрета летчика морской авиации Рузакова А.Г.

Раиса Григорьевна Рузакова и я у портрета её отца, апрель 2010 г.


   главная
живопись: пейзаж
живопись: портрет
живопись: натюрморт
копии картин
купить картину